Соцреклама

Отправьте SMS ДОБРО на номер 5541

Новая реклама

Лента новостей

Подписка на новости портала "Народная инициатива"

Пожалуйста, включите javascript для отправки этой формы

НАШИ ЧИТАТЕЛИ

Free counters!

Мы из Арктики

Мы из Арктики (7)

8 июля 1975 года научный флот Ленинградского Арктического и антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) пополнился новым судном.

27 февраля 2020 года в Дарвиновском музее состоится премьера документального фильма Веры Вакуловой «Мы из Арктики».

В Дарвиновском музее, в рамках проекта "Голос Севера", состоялся премьерный показ документального фильма "Мы из Арктики".

Многие из вас даже представить не могут, что такое штормтрап. Это хлипкая веревочная лестница, в которую воткнуты доски.

«И что здесь такого?» – подумаете вы, усмехнувшись над упоминаем такого незначительного факта в рассказе. Но теперь представьте высоту ледокола (а это примерно, как два этажа), добавим болтанку в море, а еще до безумия неудобные спасательные жилеты, в которых руки превращаются в неуклюжие конечности – по ощущениям в один миг становишься толстяком, который ног не видит своих (не говоря уже про поворотливость), – и маленькую резиновую лодчонку у борта. Вы бы решились спуститься? Для матросов вся эта процедура считается нормальным рабочим днем. Но сейчас не об этом.

 

 

Возвращаемся к истории. Ночь, ничем не отличающаяся от дня, резиновая лодка, штормтрап. Оценив ситуацию, я тут же попросила капитана спускаться на воду вместе с лодкой. Получив одобряющий кивок, я ещё не подозревала, что такое спускать лодку на воду. Нацепив жилет, я плюхнулась в неё, вся такая радостная и довольная, думая, что не придётся лезть по верёвке. На деле все вышло гораздо сложнее. Вальяжно сидеть в лодке не разрешили, поскольку, по технике безопасности, необходимо держаться руками за крепежный трос.

В итоге, спустя десять минут, руки мои ослабли, я чертыхалась, скрипела от злости зубами и ждала, когда всё это кончится. Лодка была спущена на воду, но это было только начало.

Мотор лодки тяжело загудел и экипаж из семи человек направился в сторону берега. Расстояние небольшое, всего-то там каких-то два километра. Но как только лодка вышла из тени ледокола, началось самое интересное. «Вы лучше уберите технику в рюкзак. Зальет все», – с улыбкой сказал начальник экспедиции. Хорошо, что послушали совета. Из техники оставили только GoPro отдуваться, и оказалось не зря.

Мокрая насквозь одежда, вода в сапогах. Оказавшись у берега, мы поняли, что терять уже нечего. Все члены экспедиции спрыгнули в воду и стали вытаскивать тяжелую, наполненную водой лодку. «Ноги как гири» – это сравнение я поняла, когда стали подниматься по скалам наверх: каждый следующий шаг давался с трудом. Ветер задувал в мокрое соленое лицо. Холодно. Мерзко. Сигареты промокли. Полный комплект радостей.

 

Станция Микулкино с прошлого года стала автоматической (не нуждается в сотрудниках). В закрытых домах нет ни света, ни тепла. Задубевшие на ветру члены экспедиции укрылись в опустевших комнатах метеостанции. Зрелище было то ещё: промокшие до нитки, кто в галошах, в трусах и в свитере, кто босиком на картонках, а кто-то отчаянно пытался вылить из сапог воду. Мы стояли, пошмыгивая носами у слабо протопленной печки, а если покоситься в сторону, можно было увидеть на подоконнике заколоченного досками окна небрежно сброшенные спасательные жилеты. Деваться было некуда – вызвали вертолет, предвкушая язвительные шутки главного пилота.

 

 

Но не только экстремальные ситуации согревали наши сердца. С теплом на душе я вспоминаю знакомство с сотрудниками станции на Белом Носу (Ненецкий автономный округ) – женщина своими руками убирала прибрежную линию, отвечая на вопрос «Зачем?» – с улыбкой: «Как зачем? Это мой дом. Я здесь живу. Я не могу жить и смотреть на грязь вокруг дома. Поэтому каждый день понемногу, по чуть-чуть, убираю свой берег».

 

 

На этой станции, мы наблюдали, наверное, самый яркий вечер с начала экспедиции. Сочное, необъятное, как Есенин писал: «Синь сосет глаза», небо, мелкие льдинки оторвавшегося припая барахтаются и ломаются в Карском море, а мы, в свою очередь, забрались на смотровую вышку на покосившейся крыше и слушали монолог из фильма «Достучаться до небес», затягиваясь сигаретой, выдыхали дым в холодный воздух и просто, без лишних слов, смотрели на закат. Это был тот самый момент, который происходит только здесь и сейчас и не повторится снова.


 

Здесь, в этом месте, мы прочувствовали сплоченность коллектива. Здесь зародилась дружба после месяца пребывания в морском странствии на ледоколе, и уже не хотелось отпускать людей, которые были рядом с тобой. Но, как бы не было грустно расставаться, это неотъемлемая часть пути. Так мы проводили нашего нового друга (и героя фильма «Мы из Арктики»), Тихона, на два года безвыездно работать на станции, на маленьком острове в Карском море, где бродят белые медведи. Подумать только, молодой парень, всего-то там каких-то 24 года, принимает серьезное решение уехать жить и работать на практически необитаемый остров. «Это мой путь ребята. Я сам его выбрал для себя. Это мое испытание», – неустанно повторял он нам.

 

 

Тихон из Новосибирска. За два месяца до торжественного вручения дипломов он получил на руки распределение и уехал на ледоколе в Арктику. На вопрос: «Зачем тебе это? Сидел бы дома», – отвечает: «Вы любите свою работу? Любите. А это мой мир. Мой долг. Я должен его пронести на своих плечах».

 

 

Честно говоря, я не помню, как мы сели на корабль, мне больше запомнилась встреча Тихона с мамой на острове Гридино в Карелии. Он вырос на метеорологической станции, все детство его проходило вдали от городской суеты, а из развлечений были только книги. «У мамы не было времени заниматься мною, поэтому она быстро научила меня читать. Помню она вырезала картонные буквы, а я складывал их в предложения. Потом уже начал читать. Как сейчас помню – первая и самая любимая книга была про Незнайку. В школу я пришел уже начитанным», – неуверенная улыбка, – «А вообще я был хулиганом. Даже на учете с сестрой стояли в милиции. Но за меня всегда заступались учителя. Они видели, что я безвылазно сидел в библиотеке и не верили, что я могу быть плохим. Так и повелось: ботаник и хулиган. Потом уже стал умнее. Вырос».

 

 

Сам остров Белый внешне не впечатлил: обычная тундра с низким тяжелым свинцовым небом и маленьким модульным домом, где живут сотрудники метеостанции. Ничего особенного, на первый взгляд, а вот история и тайны, которые хранит этот остров заставляют задуматься. Здесь в 2016 году разбилась экспедиция «По следам двух Капитанов», та самая экспедиция, которая занималась поисками Святой Анны, затерянной во льдах, про которую Каверин написал свой знаменитый роман.

 

 

Трагедия произошла не так давно, но ещё печальнее то, что многие из нашей команды были знакомы с начальником той экспедиции. «Это люди, для которых не было преград. Настоящие люди Арктики. Несколько лет они искали и находили в Арктике свидетельства о маршруте корабля. А тут не свезло. Проигнорировали погоду и влетели в туман. Дело было весной, снег лежал ровным покровом. Перепутали в тумане небо с землей и разбились. Все трое погибли. Не всегда профессионализм спасает. Губительна самоуверенность». Проглядывая заключение экспертизы, я со страхом смотрела на снимки экспедиции, которая буквально за несколько часов до трагедии сделала памятную фотографию на фоне вертолета в бескрайней заснеженной тундре.

 

 

Да, Север не прощает ошибок – это нужно понимать. Не менее страшным опытом поделился с нами Ярослав Назарович – он выжил после нападения белого медведя на острове Хейса (Земля Франца Иосифа). Медведь схватил его за голову – спасла шапка, которую хищник стащил острыми когтями. Инстинктивно Ярослав схватился за голову руками, но медведь не отпускал. Встав передними лапами мужчине на спину, а затем схватив его за левую и правую руки, протащил 25 метров по снегу. «Я уже попрощался с жизнью. Вспомнил как защищаются ежики – свернулся в клубочек и лежал» – вспоминает Ярослав. По его словам, он лежал и ждал смерти. Люди ничего не могли сделать против голодного хищника. На помощь прибежала, как ласково он её называет: «Лаечка». Собачонка, слепая на один глаз, стала кусать белого медведя. Хищник разомкнул пасть и мужчине удалось сбежать. «Жить то хочется – хоть руку оторвать, но убежать», – сказал Ярослав.

 

 

Собачка, спустя несколько месяцев, умерла, но помнят её все, кто был свидетелем схватки. Недаром говорят, что: собака лучший друг человека. Я перефразирую: собака надежнее человека в условиях крайнего Севера. Мы сами были не раз свидетелями того, как собаки вставали по периметру рабочей площадки и не спускали глаз с сотрудников экспедиции. Сидели ровно столько, сколько потребуется. На каждой полярной станции собака ценится. И это не удивительно: людей на станции можно по пальцам одной руки пересчитать, а работать выходят на не защищённые перегородками территории арктической тундры.

 

 

Провожая на станцию Тихона, мы волей-неволей испытывали тревогу. Он шутил, разряжал своей улыбкой обстановку, но с печальным вздохом повторял: «Как обидно, спустя эти два года я приеду в город совершенно другим человеком. Хотел вести дневник, а телефон умер, как только сел на ледокол». Забавно. У меня как раз с начала экспедиции лежал в недрах рюкзака новый не запачканный ещё чернилами блокнот. Долго не думая, решили, что новому хозяину он будет нужнее. «Записки полярника» или «Дневник полярника» – разве не круто?

 

 

До сих пор перед глазами его лицо. Вертолет начинает взлетать, винты с каждым взмахом всё сильнее и сильнее набирают ход, гул в ушах, а перед глазами одинокий человек, который стоит на станции и провожает нас дальше в странствие.Нам есть что вспомнить: купание в гидрокостюме в ледяном Баренцевом море, бегство с острова Вайгач от злобных крачек, которые какали на куртки, нападали и клевали в затылок, а еще хрупкую женщину с двумя карабинами наперевес в Белогорском (сразу понятно, кто в доме главный), и конечно же пьяного Джеки Чана из Бугрино (остров Колгуев), который был настолько под шафе, что, бедный, на ногах стоять не мог, но осипшим голосом кричал: «Сфоткайте меня! Сфоткайте! И покажите Путину, как мне здесь плохо живется!». Разумеется, сфоткали – такой кадр не на каждой станции встречается.

Именно такие моменты делают нашу жизнь насыщенной. Мы движемся вперед, складывая в багаж самое драгоценное – воспоминания.


 

Источник публикации

Пятница, 28 февраля 2020 12:40

Белое безмолвие. Artifex в Арктике

Автор

Все люди стремятся на Юга, на море. А мы – нет. Мы пойдем на Север. Тот самый легендарный край, который вдохновлял Джека Лондона, Дэна Симмонса, Вениамина Каверина.

Это место, в котором нет направлений. Куда бы ты не смотрел, ты всегда смотришь на Юг. Это место, в котором нет времени. Здесь сходятся все часовые пояса.

 

 

Ещё в XIX веке люди верили, что на самой северной точке планеты их ждёт открытое море, Северо-западный проход. Отправляли экспедиции, которые гибели во льдах одна за другой. Прохода не было. Только белое безмолвие, край застывший в вечности.

 

 

У Германа Мелвилла в его романе «Моби Дик» есть отличное рассуждение о белом цвете. Хочу привести цитату. Лучше американского классика всё равно не написать.

«Хотя в природе белизна часто умножает и облагораживает красоту, словно одаряя её своими собственными особыми достоинствами, как мы это видим на примере мрамора, японских камелий и жемчуга; и хотя многие народы так или иначе отдают должное царственному превосходству этого цвета, ведь даже древние варварские короли великого Пегу помещали титул «Владыки Белых Слонов» над всеми прочими велеречивыми описаниями своего могущества, а у современных королей Сиама это же белоснежное четвероногое запечатлено на королевском штандарте, а на Ганноверском знамени имеется изображение белоснежного скакуна, в то время как и великая Австрийская империя, наследница всевластного Рима, избрала для своего имперского знамени всё тот же величественный цвет; и хотя, помимо всего, белый цвет был признан даже цветом радости, ибо у римлян белым камнем отмечались праздничные дни; и хотя по всем остальным человеческим понятиям и ассоциациям белизна символизирует множество трогательных и благородных вещей — невинность невест и мягкосердие старости... — всё-таки, несмотря на эти совокупные ассоциации со всем что ни на есть хорошего, возвышенного и благородного, в самой идее белизны таится нечто неуловимое, но более жуткое, чем в зловещем красном цвете крови.

Именно из-за этого неуловимого свойства белизна, лишённая перечисленных приятных ассоциаций и соотнесённая с предметом и без того ужасным, усугубляет до крайней степени его жуткие качества. Взгляните на белого полярного медведя или на белую тропическую акулу; что иное, если не ровный белоснежный цвет, делает их столь непередаваемо страшными? Мертвенная белизна придаёт торжествующе-плотоядному облику этих бессловесных тварей ту омерзительную вкрадчивость, которая вызывает ещё больше отвращения, чем ужаса. Вот почему даже свирепозубый тигр в своём геральдическом облачении не может так пошатнуть человеческую храбрость, как медведь или акула в белоснежных покровах.

Да и сам обыденный многовековой опыт человечества тоже говорит о сверхъестественных свойствах этого цвета. Ничто не внушает нам при взгляде на покойника такого ужаса, как его мраморная бледность; будто бледность эта знаменует собой и потустороннее оцепенение загробного мира, и смертный земной страх. У смертельной бледности усопших заимствуем мы цвет покровов, которыми окутываем мы их. И в самых своих суевериях мы не преминули набросить белоснежную мантию на каждый призрак, который возникает перед человеком, поднявшись из молочно-белого тумана. Да что там перечислять! Вспомним лучше, пока от этих ужасов мороз по коже пробегает, что у самого царя ужасов, описанного евангелистом, под седлом — конь бледный.

Итак, какие бы возвышенные и добрые идеи ни связывал с белизной человек в определённом настроении ума, всё равно никто не сможет отрицать того, что в своём глубочайшем, чистом виде белизна порождает в человеческой душе самые необычайные видения»

 

 

Туда мы и отправимся. В самое сердце белого цвета на легендарном ледоколе «Михаил Сомов». Пока я дописываю эту статью, погрузка окончена. Мы на дрейфе и совсем скоро отправимся в плавание.

В голове смешанные чувства – прикосновение к неизведанному и такому желанному сжимает сердце в груди. Что мы увидим завтра? А через месяц? Да кто знает! Ледокол подал гудок... Путешествие началось.

 

 

Оригинал. Источник материала

 

Прошло чуть больше месяца, как мы стали открывать для себя новые земли нашей необъятной Родины. Экватор пройден – впереди еще один месяц странствий. За время путешествия мы уже побывали во многих удивительных по своей красоте местах. Мы не могли сами себе представить, сколько необычных вещей может произойти. Даже гонки по бескрайней, закутанной туманом тундре Ямала на белоснежной Ниве с играющей в ней по радиоприемнику Аллой Борисовной Пугачевой были! «Да какая к черту Нива?» – подумаете вы. «Там все на оленях гоняют!». Нет – одна Нива в тундре точно есть. А купание среди айсбергов в ледяной воде, когда на улице +25? (Да, в Арктике тоже бывает лето). А устроить фото сафари на полярных сов в пограничной зоне Амдермы?

 

 

Одним словом – Россия. Страна, где можно увидеть то самое зазеркалье. Быть может зайцы с мистического острова Вайгач (с немецкого переводится как «Остров смерти»), вылетая из-под ног – нас в эту страну завели. А может, все это такой глубокий и хороший сон. До сих пор, спустя уже месяц, я не могу поверить, что вижу этот мир таким другим, таким диким, незнакомым, и в то же время родным.

А сейчас начнем по порядку. От красивых озер Карелии и уже родной с прошлого года Канинской тундры, мы добрались далеко-далеко на север Красноярского края, до малоизвестного, но самого северного поселка городского типа в России – до Диксона.

 

 

Подлетая к аэропорту, сложилось смешанное впечатление – серый мертвый город или готовые декорации к какому-нибудь фильму ужасов. Говорят, здесь живет 500 человек. Таковы данные переписи населения. Но мы встретили пока лишь четырёх. И все они сотрудники метеостанции.

Почти каждый второй дом заброшен и находится в аварийном положении. И ещё здесь ходят белые медведи. Зимой они часто забредают в поселок. Их можно встретить в самых неожиданных местах. В квартире, например. Но не буду так сильно пугать, на самом деле о присутствии медведя идет громкое объявление по приемнику, благодаря которому, люди в поселке готовы к нежданным гостям.

 

 

Значительно меньше обеспечена безопасность на самих метеостанциях. Ружья сотрудникам не выдают, а из доступных средств безопасности есть только сигнальные ракетницы да пневматическое оружие. Это все связано с трагическими случаями. У нас ведь как. Выпьют, поспорят, подерутся, и давай друг в друга палить. Белые медведи в этом отношении безопаснее собутыльника.

Вы только представьте, что такое удаленная станция? Почему она удаленная? Раз в год люди получают в контейнерах запасы продуктов, которые везут как раз на легендарном ледоколе «Михаил Сомов». Раз в год производится инспекция всей станции научными сотрудниками экспедиции. Все остальные дни в году люди живут в отрезанном от цивилизации мире. Это как государство в государстве. Многое зависит от отношений. Особенно если учитывать, что на каждой станции всего два-три сотрудника.

С интернетом тоже проблемы. Он, вроде, есть, а вроде, его и нет. Мы в городе жалуемся, что платим много за сетевые услуги. Скорость зачастую не устраивает. Здесь же, люди в месяц платят по шестнадцать тысяч, и лишь ради того, чтобы выйти на связь с близкими. К счастью сотрудники станции пошли нам навстречу: удалось отправить материал.

 

 

Напрашивается вопрос: «А чем же люди занимаются в свободное время, если нет нормального интернета?» Да есть чем! Как говорят сотрудники станции: «Главное, чтобы мозг был занят полезным делом и не поддаваться лени». Кто-то увлечен рыбалкой или охотой, другие предпочитают свободное время провести за вышиванием или вязанием одежды, а есть и те, кто ходит по берегу и находит черепа моржей. Так Василий из Ходоварихи собирает на побережье бивни моржей и планирует построить себе дом вдалеке от цивилизации. «Меня зачали на маяке в Ходоварихе. Я был смотрителем этого маяка. Здесь, рядом с ним и умру!» – с улыбкой сказал синеглазый старик.

 

 

Вообще Ходовариха впечатлила своим видом. Если сравнивать ее с «жемчужиной» полуострова Канин, с Шойной, которая прославилась своими занесенными по крыши песком домами, то Ходовариха предстанет брутальной, грубой и немного небрежной. Горы жести и проржавевших бочек на бескрайнем побережье Баренцева моря. Ресчаные барханы и старые, убитые напрочь, дома с грудой мертвой техники по всей территории. Кин-Дза-Дза отдыхает. Без грусти на сердце не взглянешь на маяк, за которым присматривал Василий.

 

 

Страшно подниматься по сгнившим ступенькам на самый верх. Честно говоря, я и не стала рисковать, хотя, наверное, «Пизанский маяк» на обрыве в Абрамовском, который остался без фундамента, был куда более опасным, а мы на него как раз и полезли. Ощущение было забавное. Или нас после пребывания на судне качало и штормило, или сам маяк качался от ветра. А может, мы с маяком вместе качались. Кто знает? Честно говоря, неоправданная глупость.

 

 

Немного расскажу о работе пилотов. Взлетать на вертолете с ледокола нужно в разную погоду. Иногда условия невыносимые. Ходовариха не отпускала нас. Туман окутал станцию густым белым молоком, как раз в тот момент, когда экспедиционная группа приготовилась к возвращению на судно. В радиусе 20 метров ничего не было видно. Послышался громкий гул. Неожиданно низко. Вертолет вылетел из тумана. От мощности винта создался вихрь, который при посадке, как ударная волна засыпал песком всех нас.

Взлетели и уже в облаках. Белая пелена проглотила вертолет. Честно говоря, было страшно. Настроив фокус на иллюминатор, я смотрела через объектив камеры, успокаивая, наверное, саму себя любимым делом (съемкой). Местами туман рассеивался, и были отчетливо видно волны. Пилоты на ощупь искали ледокол. Мгновение, еще одно, и вот он. Отлегло от души. После посадки в салоне прозвучали громкие аплодисменты от экспедиционной группы. «Все в баню погоду исправлять!» – пошутил главный пилот.

 

 

Шутки – шутками, а работа серьезная. Без вертолета попасть на станцию сложно. Обрывистые скалистые берега и высокая волна, зачастую не позволяют добраться до берега. Но как известно: «Где есть препятствие – там появляется отвага». Правда иногда неоправданная. Так произошло и на этот раз. Глубокой ночью полярного дня, когда солнце не заходит за горизонт, а день превращается в нескончаемый круговорот, не говоря уже про организм, который просто не понимает, когда для него день, а с какого момента начинается ночь, наша экспедиционная группа решилась высадиться в резиновой лодке на берег. «Станция Микулкино - ммм…» – до сих пор без смеха и грусти не могу вспоминать эту ночь. Но об этом уже в следующий раз!

 

 

Оригинал источник материала

Подпишись и получи репортаж первым

Наши новости

Реклама

AddMeFast.com - FREE Social Promotion

Блог рекламы

Все разделы

Политика и общество

Культура

Узнай про сайт

Умный помск по сайту

This website is protected by RSFirewall!, the firewall solution for Joomla!

Business Colection

 

 

Статистика сайта

Посетители
12928
Материалы
2
Количество просмотров материалов
16209

Наши счетчики

pub-ini.ru яИКС pub-ini.ru Alexa/PR Настоящий ПР pub-ini.ru Траст pub-ini.ru Цена pub-ini.ru

Сейчас 53 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Счетчик посетителей

Рейтинг@Mail.ru Тиц и pr сайта Поисковый анализ сайта Яндекс.Метрика Анализ сайта Анализ сайта Каталог сайтов Всего.RU Каталог сайтов Всего.ру

Контакты

Адрес: Москва, 129164, а/я 36 с пометкой для "Лебедева А.А"

Телефон: +7 906 771 29 73

E-mail: paper@pub-ini.ru

Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте:http://pub-ini.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование без согласования с редакцией не более 50% от объема оригинального материала, с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал http://pub-ini.ru, до или после цитируемого блока. Портал газеты "Народная инициатива" © ИА ГВИП "Народная инициатива" Все права защищены . 2012-2016. Для детей старше 16 лет. Официально открыт 16 июня 2003 года. Третья версия сайта начала работу с 20 января 2015 года. Главный редактор Александр Лебедев. Сайт разработан Александром Лебедевым в 2003 году. Свидетельство о регистрации газеты "Народная инициатива"

Наш сайт собирает информацию о вас, которая необходима для работы сайта. Пользуясь сайтом вы соглашаетесь с согласием на обработку персональных данных. Согласие на обработку персональных данных.

 

Booking.com INT